Максим Буланов
Смотрим фильм «Русалки»
Разбираем сюжетные линии, примечательные для работы тьютора
Иногда быть матерью – такая морока, не знаешь, как поступить. К тебе с твоей сестрой инструкции не прилагались. Если я могу тебе помочь – скажи. Я постараюсь, но я не волшебница.

Рейчел Флекс
Фильм 1990 года «Русалки» рассказывает историю семьи миссис Флекс (Шер) и ее двух дочерей: пятнадцатилетней Шарлотты (Вайнона Райдер) и пятилетней Кейт (Кристина Ричи). Первую дочь Рейчел родила в шестнадцать, в браке с любимым мужчиной, который бросил ее, даже не увидев новорожденную дочурку, а отца Кейт она видела единственный раз в жизни - во время соревнований по плаванию.
Миссис Флекс всеми силами старается наладить свою жизнь – работает секретарем то тут, то там, крутит служебные романы, которые ни к чему, кроме переезда в новый город, не приводят. В погоне за своим счастьем, Рейчел воспитывает дочерей в духе свободы и дозволения: младшая увлекается плаваньем и мечтает однажды переплыть Ла-Манш, старшая же к своим пятнадцати знает наизусть десятки житий святых и мечтает уйти в монастырь. Рейчел абсолютно уверена, что младшенькая Кейт добьется успеха в спорте и однажды станет олимпийской чемпионкой, интерес же старшей вызывает у матери улыбку и скепсис – они евреи.

В этой статье обратим внимание на историю развития младшей дочери. Она представляет собой пример ребенка с устойчивым интересом и большой целью в жизни. Она решила стать великой пловчихой. По фильму разбросаны эпизоды, свидетельствующие об этом.

В первой же сцене мы видим девочку сидящей в шапочке для плавания, а в ее руках призовой кубок – она держит его очень крепко, обнимает его, как любимого плюшевого мишку. На праздник Хеллоуин она наряжается золотой рыбкой. Когда в их дом приходит продавец косметики, девочка ищет среди баночек и скляночек мазь из медуз, которая поможет ей быстрее плыть.

Помимо атрибутики, интерес Кейт проявляется и в ее играх, которые напоминают тренировки взрослого спортсмена, нежели забавы пятилетней девочки. Ребенок стремится побить мировой рекорд по нырянию – она задерживает дыхание и ныряет в ванну, самостоятельно засекая время на секундомере – жаль, но ей еще не хватает пяти секунд до мировой славы.

Успех Кейт на соревнованиях в новой школе поражает ее тренера по плаванию, о чем та с восторгом рассказывает миссис Флекс, реакция матери на эту новость спокойная – она привыкла к этой причуде дочери. На первый взгляд, кажется, что это родительское безразличие, но сама Рейчел утверждает, что не хочет ни в чем ограничивать девочек: она принимает и религиозность Шарлотты, и увлечение Кейт – принимает, но не развивает, не направляет эти интересы. И если в отношении старшей это приводит к кризису, то в ситуации с младшей эта стратегия срабатывает.

Мать увлечена собой, и у нее нет времени (а может, и родительского «чутья»), чтобы заниматься своими детьми. Анализируя другие поступки Рейчел, можно отметить ее боязнь быть близким человеком своим детям – она привыкла решать все проблемы побегом или игнорированием. Потому она и не сближается с ними – не хочет ничего решать, а ведь быть родителем – значит преодолевать трудности.

Добрую половину фильма Рейчел для них, скорее, подруга, старшая сестра, но не мать, которая воспитывает своих детей, помогает им развиваться. Миссис Флекс еще не ответила на важные жизненные вызовы и не готова учить этому дочек. Она приготовит им сэндвичи-звездочки или может нарядить Кейт в золотую рыбку на Хеллоуин, но не более того. Она не организует семейный стол, какой-либо семейный обряд у домашнего очага. У семейства Флекс нет ни того, ни другого – только за время фильма они, по воле матери, чуть ли не дважды меняют место жительства.
Жизнь каждый раз начинается заново. Новые дома, новые деревья, новые люди, которые ничего об этой семье не знают.
Но я не буду утверждать, что Рейчел плохая мать, скорее, я бы назвал ее ленивой матерью. Обратим внимание на два эпизода.

В одном из них, семья отправляется в обувной магазинчик. По дороге Кейт в точности описывает пару красных туфелек, о которых она мечтает – Рейчел же кивает, что обязательно купит именно такие. Она очень легко идет навстречу девочке, так как ее выбор не противоречат представлениям Рейчел о стиле. Выбор же старшей дочери встречает неодобрение матери – стоптанные сапожки не вписываются в ее концепцию прекрасного.

В другом эпизоде, Кейт выходит к маме на кухню с тыквой на голове – дурачится, пародируя страшилку. Рейчел не ругает ребенка, а лишь снисходительно улыбается. Рейчел дает девочке свободу самовыражения, поддерживает ее в ситуациях бытового выбора – но делает она это по-матерински осознанно? Навряд ли.
Рейчел начинает задумываться о том, какая она мать, только когда в жизни семейства появляется одинокий продавец обуви, по имени Лу. Он влюблен в Рейчел и души не чает в ее дочках, однако для миссис Флекс эти отношения всего лишь очередная интрижка, после которой она вновь возьмет девочек и сбежит («Ведь автомобиль дает вам свободу. Если вам где-то не нравится – сел за руль и привет!»).

Мистер Лу - отец уже взрослых детей, которые разъехались в разные концы страны, жена его бросила, и единственное, что наполняет его жизнь смыслом сейчас – магазин обуви и подработка тренером в школе, где учатся Шарлотта и Кейт.
Однажды миссис Флекс оставит ему девочек, а сама поедет по работе в другой город. За один вечер девочки переменятся так, что за ужином Рейчел их просто не узнает! Лу подарил им радость побыть настоящей семьей – они вместе украшали магазин к Рождеству, вместе готовили ужин, а главное – вместе украсили комнату для Кейт. В этом вечере важно все – и канун Рождества, и такие традиционные семейные дела – украшение дома и подготовка к ужину.

Для Кейт Лу сделает нечто очень важное (после чего она даже спросит маму, собирается ли та выйти замуж за этого мужчину), Лу услышит мечту «олимпийской чемпионки» – узнать, каково это - оказаться на дне океана. Лу – художник-любитель, и они вместе с девочками разукрасят детскую, превратив ее в морские глубины, – с рыбками и камушками на стенах, с водорослями из гофрированной бумаги, с вертящейся лампой, имитирующей солнечные лучи в толще воды.

Он воплотил мечту Кейт, он приблизился к ней, оказался небезразличен и в итоге подарил ей настоящее рождественское чудо. Рейчел не смогла понять этот поступок. Она увидела в этом жесте корысть, в чем обвинила Лу. Ведь она никогда не была настолько близка со своими собственными детьми, что проявление заботы со стороны она восприняла в штыки.

За ужином она была совершенно растерянна, когда увидела, как ее дочери сидят за одним столом и болтают, и смеются – такого в их доме никогда прежде не происходило. Как этот случай повлиял на дальнейшие отношения между героями – вы увидите в фильме.
История о маленькой Кейт и внимательном Лу – яркий пример тьюторского действия, когда взрослый внимателен к ребенку, видит его заинтересованность и «работает» на то, чтобы ребенок пробовал себя в новой деятельности. Ведь детская мечта оказаться на дне морском – это лишь повод воспитать в ребенке важные качества. Захотел – задумал – сделал. Ребенок ради своей мечты и рисовал, и вырезал рыбок, и делал камушки на стену, красил стену, пел, смеялся, а после свершения чуда еще и помог накрыть на стол, вел себя аккуратно, живо обсуждая важные темы.

Сделаем еще одну остановку – сцена ужина. О чем и что говорит Кейт за едой? Она рассуждает о том, что когда она умрет, она хотела бы оказаться в океане и быть проглоченной китом, внутри которого она бы жила, как Иона. Девочка ассоциирует себя с библейским пророком Ионой! Известно, что после того, как пророк Иона освободился из чрева кита, Бог вторично послал его проповедовать жителям города Ниневии. Ниневитяне и их правитель вняли пророчеству Ионы — они покаялись в грехах, наложили пост и стали сокрушаться о содеянных злодеяниях, что подробно описано в Библии в Книге пророка Ионы.

Кейт видит свое призвание – быть великой пловчихой. По недосмотру старшей сестры девочка чуть было не утонула в ручье возле монастыря. Спасенная монахинями, она попадает в больницу, где Рейчел, сидя возле нее, наконец-то осознает то, ради чего она на самом деле живет:

«Рыбка моя, ты родилась в больнице Миниаполиса в холодный зимний день. Я привезла тебя домой, и Шарлотта притворилась, что ты – ее, даже учила звать ее мамой. Мы чистили тебе ушки, укладывал тебя спать и в одном-единственном мы всегда были согласны в том, что ты – чудо-ребенок».
Рейчел Флекс (Шер, «Русалки» 1990)
Мать плачет, признавая свою главную ошибку, - она с первых дней жизни Кейт перепоручила ответственность за нее Шарлотте…

В этом свете история семейства Флекс обретает и третий контекст. Помимо сюжета о взрослении девочек, конфликта матери и дочери-подростка, вскрывается сюжет о становлении матери, которая спустя многие годы наконец-то решается стать тем, кем ей суждено.

В итоге скажу, что как матери, миссис Флекс повезло – ей не нужно было наблюдать за дочкой, чтобы увидеть, чем та интересуется. Кейт увлечена, у нее есть мечта всей ее жизни, и задача Рейчел была проста – всячески поддерживать и развивать в ребенке это начало. Она допустила ошибку, которую совершают многие родители, - пустила развитие девочки на самотек. Ведь дать ребенку опыт осмысленного построения себя и своего жизненного пути – важная задача любого взрослого, причастного к его воспитанию. Такое возможно лишь при теплом, близком и внимательном отношении к тому, чем живет ребенок и о чем он мечтает.

Кто-то скажет, что это волшебство, кто-то будет утверждать, что для этого нужна инструкция, а кто-то просто будет пробовать и, возможно, ошибаться, но в любом случае учиться быть важным человеком для своих детей.

О сюжетной линии Шарлоты поговорим в следующий раз.
Подписывайтесь на мой канал в телеграме
Made on
Tilda